?

Log in

No account? Create an account

Записки инфоголика, или Как я убегал от Мертвящего Холода Космоса

Нашли героя...

Journal Info

column
Name
А.Витенберг

Нашли героя...

Previous Entry Share Next Entry
column

В самой большой церкви Вероны - Сант-Анастасии - сложно не заметить грандиозное 16-метровое, во всю высоту стены, надгробие. Расположено оно чуть ли не на самом видном месте - слева от главного алтаря:


Посмотреть на Яндекс.Фотках

Вроде не властитель Вероны, вроде не папа римский, вроде не спаситель отечества, а просто некий Кортезия Серего, персонаж, который даже в 110-томном итальянском Dizionario Biografico отдельной статьи не удостоился. И вдруг - гробница, которой позавидуют герцоги, дожи и большинство римских пап! Возможно, самое масштабный памятник эпохи раннего Ренессанса! А уж помпезный-то какой: как будто перед нами сам предводитель небесного воинства в окружении ангелов и святых!

Пришлось покопаться в италоязычных источниках, извлекая малоизвестные факты запутаннейшей итальянской истории. Но персонаж и правда оказался колоритный - хоть роман пиши.

Итак, Кортезия Серего, или Кортезия да Серего, или Кортезия Марасси, или Кортезия ди Сератико (1335-1387). Кортезия - имя крайне необычное, и не только для русского, но и для итальянского слуха оно кажется женским. Почему наш герой носил такое экстравагантное имя? Как выясняется, причина очень проста: "Кортезия" (Cortesia) - это анаграмма фамилии "Сератико" (Seratico), но помимо этого "кортезия" означает на итальянском еще и учтивость, любезность, рыцарственность - одним словом, "куртуазность".

Наш куртуазный герой происходил из древнего знатного рода, якобы известного в Брешии еще со времен римского императора Тиберия. Ну, про Тиберия - это, видимо, обычное итальянское хвастовство, но с 12-го века предки Кортезии периодически появляются в исторических хрониках Вероны и соседней с ней Виченцы.


Посмотреть на Яндекс.Фотках


Своим возвышением Кортезия обязан стремлению тогдашнего синьора Вероны, Антонио делла Скала, к личной тирании. Дело в том, что в 1375-81 в Вероне сложилось умеренно-олигархическое правление: согласно завещанию Кансиньорио делла Скала, власть в городе была поделена между двумя его сыновьями, Антонио и Бартоломео II, под регентством двух видных представителей веронской знати, Гульельмо Бевилаквы и Тонуназо Пеллегрини. Антонио, не желая мириться с таким положением вещей, просто вынужден был опереться на войска и лично преданных ему людей, одним из которых как раз и был Кортезия да Серего.

В июле 1381 года Бартоломео II, брат и соправитель Антонио, был убит. Он мирно спал, утомившись после охоты, а сподвижники Антонио завладели ключами к спальне и зарезали Бартоломео без всякого сопротивления, а убийство официально приписали некоему Спинетто Маласпине, якобы убившему Бартоломео на почве ревности. Веронский гуманист Марцагайя, живший в городе как раз в те времена, в своем историческом труде "De modernis gestis" утверждает, что непосредственным организатором и исполнителем злодеяния был лично Кортезия делла Скала. Так это или нет, мы никогда не узнаем, но все-таки велика вероятность, что грех убийства Бартоломео - на совести Кортезии. Иначе непонятно, за какие такие сверхъестественные заслуги Кортезия всего несколько месяцев спустя (в октябре 1381-го!) удостаивается чести сочетаться браком аж с сводной сестрой Антонио, Лючией делла Скала. Уж с веронскими Скалигерами желающих породниться наверняка было хоть отбавляй, причем на порядки знатнее и богаче, чем Кортезия.

Конечно, нельзя исключать версию, что Лючия делла Скала была попросту влюблена в бравого и решительного рыцаря, и вышла замуж по любви, пусть даже брак и был неравным. В кратком описании одной итальянской экскурсии по замку Соаве, что близ Вероны, я наткнулся на обещание рассказа о "непростой истории любви" Кортезии и Лючии, которым, кстати, этот замок принадлежал. Так что будете в Соаве (а там, кстати, очень интересно!) - расскажете. Но... Это же Верона. Ныне благополучно превратившаяся в центр мирового "романтического" туризма. Надо же рассказывать туристам хоть какие-то романтические истории, помимо Ромео и Джульетты! А если их нет, значит выдумать. Так что позвольте мне остаться сторонником сугубо прагматической версии происходивших событий. К тому же, даже если Лючия и была действительно влюблена, в искренности чувств ее супруга приходится сомневаться, тем более что он был старше Лючии лет так на 20, и свадьба делала его фактическим членом правящей династии Скалигеров, а значит - открывала дорогу к власти и могуществу.

Еще подозрительней то, что, согласно биографу семейства Серего, Лючия умерла вскоре после свадьбы, а Кортезия женился второй раз на Джакоме Бевилаква-Лацисе. Что-то тут попахивает шекспировскими злодействами! Уж очень быстро Лючия ушла со сцены, едва только Кортезия получил все блага, связанные с родством со Скалигерами. Неужели несчастная девушка была попросту подло обманута и пала жертвой коварного интригана, в прямом и переносном смысле?! Тем более что Кортезия умудрился во втором браке стать отцом 5 детей, а поскольку умер он в 1387, то есть всего шесть лет спустя первой женитьбы... Уж не был ли его брак на Джакоме Бевилаква попросту легализацией отношений, которые длились многие годы? Вот вам и еще одно косвенное подтверждение, что брак на Лючии делла Скала был со стороны Кортезии не более чем циничным расчетом.


Посмотреть на Яндекс.Фотках


Вероятно, еще до смерти Лючии делла Скала, Антонио пожаловал Кортезии значительные земельные владения указами 22 октября 1381 и 25 марта 1382 года. Еще бы, ведь теперь синьор Вероны откровенно зависел от войск, на поддержку которых опирался! Вдобавок, Кортезия стал "capitano generale delle armi" Вероны - возглавил веронские вооруженные силы.

Став главнокомандующим веронских войск, Кортезия прославил себя следующими выдающимися подвигами. В 1385 он воюет против некоего Сикко из Кальдонаццо, мелкого феодала, дерзнувшего пограбить в окрестностях Виченцы. К делу Кортезия подошел основательно: прогулявшись по окрестностям Кальдонаццо и другим владениям Сикко и его союзника Маркабруно ди Бесено (о, эти мелкие и мельчайшие феодальные синьоры, несть им числа!), войско Кортезии жжет дома, рубит деревья, уничтожает виноградники и фактически превращает земли Сикко в пустыню.

В том же 1385-м, начинается намного более серьезный конфликт: война между Вероной и Падуей за влияние над областью Фриули. К развязыванию этой войны приложил руку и сам Кортезия: собрав войско в Маростике, он потребовал от синьора Падуи, Франческо да Каррары, свободного прохода на помощь союзникам во Фриули. Получив отказ, он получил повод начать военные действия уже против самих падуанцев.


Посмотреть на Яндекс.Фотках


С хвастливостью, характерной для выскочек, волею случая занесенных на вершину власти, Кортезия заявил, что закончит войну против Падуи за 4 месяца. С войском из 6000 всадников, 1000 арбалетчиков и 1300 пехотинцев он двинулся в окрестности Монтаньяны, используя все ту же любимую тактику - грабя и разрушая все что попадается по пути. Так что если судить по методам ведения войны, имя "Кортезия" выглядит злой насмешкой: на территории противника армия Кортезии вела себя ну просто донельзя куртуазно.

Кстати, интересно, что тираническое правление Антонио делла Скала заставило многих веронцев принять сторону Падуи: поддержку падуанцам оказывал, в частности, бывший регент Антонио, очень уважаемый современниками Гульельмо Бевилаква, изгнанный Антонио из Вероны. Зато в веронской армии, судя по всему, не было недостатка в "плохих парнях" и наемниках с сомнительной репутацией. В частности, в армии Кортезии служил молодой Фачино Кане ("Пес"), впоследствии - знаменитый кондотьер, прославившийся своей жестокостью и кровожадностью.

Решительная битва с падуанцами произошла год спустя, в 1386-м, при Брентелле. Наглый и хвастливый Кортезия был настолько уверен в своей победе, что веронцы даже заранее заготовили повозки с подарками, которыми собирались награждать самых храбрых воинов. И вправду, по ходу кровопролитной 2-дневной битвы веронцы дважды оказывались на грани окончательной победы, и оба раза войско Кортезии, в полном соответствии со своей "куртуазной" репутацией, переходило к грабежам и мародерству вместо того чтобы закрепить победу. В результате, стойкость Джованни дельи Убальдини и его падуанского войска оказалась вознаграждена: выждав удобный момент, падуанцы перешли в контрнаступление и наголову разгромили веронское войско. Поражение оказалось сокрушительным: в плену оказалась практически вся уцелевшая веронская армия, без малого 8000 человек, включая и самого Кортезию. Наш герой умер год спустя в падуанской тюрьме в Монселиче, так и не дождавшись выкупа в 9000 дукатов который пообещали за него веронцы.


Посмотреть на Яндекс.Фотках


Не правда ли, герой получается на заглядение колоритный? Выскочка, убийца, грабитель, хвастун, да вдобавок еще и бездарный полководец, наголову разбитый в единственном крупном сражении, в котором ему довелось руководить войсками! И такому человеку веронцы возводят 16-метровый - выше гробниц Скалигеров - монумент в самом большом храме города? Может все-таки источники тенденциозны, написаны со слов врагов Вероны, и на самом деле Кортезия - персонаж намного более симпатичный, чем предстает в этом рассказе?

Но давайте не оперировать безликим термином "веронцы". Кто и почему возвел этот монумент в 1420-е годы, через без малого 30 лет с момента смерти нашего героя?

И тут всплывает еще один, не менее интересный, но куда более загадочный персонаж: Кортезия Серего-младший. Кортезия II (1387-1461) был посмертным сыном Кортезии I и его второй супруги, Джакомы Бевилаква-Лацисе. Кровь Скалигеров в нем не текла, но нет сомнений, что Кортезия-младший унаследовал часть состояния Скалигеров, через брак своего отца с той самой Лючией делла Скала и щедрые подарки ее брата Антонио. Вдобавок, судя по фамилии его матери, он был родственник уже упоминавшегося Гульельмо Бевилаквы, регента Антонио и одного из самых почитаемых веронских вельмож. Кстати, семейство Бевилаква играло значительную роль в истории региона начиная аж с 9 века, как синьоры того самого Лацисе, города на берегу озера Гарда. Одним словом, Кортезия-младший был одним из самых богатых, знатных и влиятельных веронцев своего времени. И готов поклясться, что это именно он изображен в роли донатора на надгробном памятнике своему отцу, так что мы даже имеем возможность полюбоваться на его портрет:


Посмотреть на Яндекс.Фотках


Кортезия Серего II был персонаж уже совершенно другой эпохи в истории Вероны. Кровопролитная война с Падуей, в которой участвовал его отец, только ослабила оба города и оказалась на руку более крупным соседям - Милану и Венеции. В результате тирания Антонио делла Скала продолжалась недолго: проиграв войну с миланским синьором (тогда еще не герцогом!) Джан Галеаццо Висконти, он в 1387-м вынужден был бежать в Равенну. Интересно, что там Антонио берет в долг у вдовы Кортезии I, Джакомы, 2200 дукатов для сбора новой армии. Назад эти деньги не вернулись, так как Антонио вскоре умер, но сам этот факт свидетельствует, насколько значительно было состояние семейства Серего.

Верона, после недолгого периода миланского господства, с 1405 попадает под власть Венеции, причем уже надолго, на несколько веков. Кортезия II служит венецианцам на дипломатическом поприще, причем очень удачно. Судя по всему, именно Кортезия-младший играет ключевую роль в сложных переговорах, шедших в 1412-м с Пандольфо Малатестой, синьором Фано. Политический подтекст этих переговоров таков: Венеция была вынуждена вести масштабную войну с венгерским королем Сигизмундом за область Фриули. Пандольфо считался одним из крупнейших военачальников своего времени, но он вел собственную политическую игру: пользуясь слабостью Миланского герцогства, он сколачивал на его обломках собственное феодальное владение с центром в Брешии.


Посмотреть на Яндекс.Фотках


(на фото - замок Малатесты в Брешии, вернее, та его часть, которая не была позже перестроена венецианцами)

Миссия была непростая: Пандольфо требовалось убедить пожертвовать личными интересами ради общеитальянских, а еще, видимо, нужны были политические гарантии, что с его владениями за время отъезда ничего не случится. Дипломатические усилия Кортезии-младшего увенчались успехом, и старался он не зря: Пандольфо Малатеста, возглавив венецианскую армию, за пять месяцев военных действий разгромил намного превосходящее численностью войско Сигизмунда, и эта решительная победа позволила венецианцам в 1420-м присоединить к своим владениям Фриули. Так что Кортезия-младший вполне заслужил доброе отношение к себе со стороны венецианских дожей Микеле Стено и Франческо Фоскари, но и не только их: тот самый венгерский король Сигизмунд, к тому времени - император Священной Римской империи, в 1434 пожаловал Серего титул графа, несмотря на то, что новоявленный граф был косвенным виновником жесточайшего поражения самого Сигизмунда.

Продолжая историю семейства Серего, надо добавить, что в 16-м веке они породнились с семейством Алигьери, прямыми потомками великого Данте, и заслужили право носить имя Серего-Алигьери, причем род Серего-Алигьери продолжается и по сей день.


Посмотреть на Яндекс.Фотках


Что же касается самой гробницы, то Кортезия Серего-младший, несмотря на то, что родился уже после смерти отца, а следовательно, отца никогда в глаза не видел, на монумент своему родителю денег явно не пожалел. Над гробницей работали ведущие мастера того времени. Скульптурное убранство приписывают флорентийцу Никколо ди Пьетро Ламберти, автору статуи св.Луки на фасаде флорентийского Орсанмикеле. А фрески, скорее всего - работа венецианца Микеле Джамбоно, самое знаменитое творение которого - мозаики в Капелле Масколи в венецианском Сан-Марко. Предполагают что Ламберти работал над гробницей в 1425-26, а Джамбоно - в 1432-м.

И - может быть мне кажется, но не было ли возведение огромной гробницы в Сант-Анастасии еще и своего рода политическим вызовом? Верона, утратив политическую самостоятельность, ностальгировала по тем временам, когда гордые рыцари вели вперед армии во имя славы и величия родного города, а 30 лет спустя уже мало кто помнил, что это были за рыцари и заслуживали ли они 16-метровых памятников.


Посмотреть на Яндекс.Фотках


Для меня же гробница Кортезии Серего является прежде всего символом ренессансной гордыни. Здесь и святые (св. Петр Веронский и св.Доменик), и сцена благовещения, и сонм ангелов - все это играет роль обрамления, призванного подчеркивать величие центральной фигуры. Как будто это он и есть вседержитель, этот величавый кондотьер, по сторонам от фигуры которого двое слуг с театральной эффектностью распахивают занавес. Чтобы показать: вот он, герой нового времени. Волевой, циничный, наглый, уверенный в себе. Нисколько не стесняющийся привлечь к себе внимание посетителей храма, которые сюда, вообще-то, помолиться пришли. А вовсе не полюбоваться на памятник какому-то безвестному полководцу, проигравшему свое единственное сражение.

Фу, как нескромно. Получается, и после смерти Кортезия Серего оказался верен себе. Может я и ошибаюсь, но именно таким этот персонаж предстает в хрониках: выскочка, хвастун и типичный ренессансный злодей, не считающийся ни с чем, чтобы прославить свое имя.

Эх, веронцы, нашли героя...

Использованные источники:
1. Короткая, склонная к комплиментарности история рода Серего 1865-го года издания.
2. Статья из современного исторического журнала "Archivi ritrovati. Documenti della famiglia Serego di Verona (sec. XI-XV) nelle trascrizioni e nei regesti di Carlo Cipolla", in Medioevo. Studi e documenti, II, a cura di A. Castagnetti, A. Ciaralli, G.M. Varanini, Verona 2007, pp. 551-604
3. Многотомная "Enciclopedia Dantesca" 1970-го года издания
4. Tiziana Franco, "Michele Giambono e il monumento a Cortesia da Serego in Sant' Anastasia di Verona", 1998.
5. Condottieri di ventura, куда же без него! Этот сайт чудесен в своей подробности, но не ссылается на источники, и не приводит альтернативные версии событий. Хотя в данном случае, наверняка цитируется Марцагайя и другие хронисты того времени.
Powered by LiveJournal.com